николя фламель

Николя Фламель — везучий алхимик

Невезучих алхимиков история знает немало. А в невезучих субъектов мастеров Великого Делания нередко превращала зависть монахов и средневековых ученых, которые не умели делать золото из свинца. Подчас эта зависть была неистовой. Например, 2 великих средневековых ума, Генрих Агриппа и Парацельс, добились-таки успеха в алхимии и медицине, но… золото не сделало их счастливыми, если говорить мягко. Удивительно не то, что они могли превращать ртуть в благородный металл, удивляет другое: что эти ученые не закончили свою жизнь на костре, в тисках инквизиции. Вся их недолгая жизнь – неистовая битва с алчностью и обскурантизмом церковников и собратьев по цеху.

Но есть и приятное исключение. К когорте везунчиков принадлежит родившийся во Франции в 1330 году Николя Фламель. Его жизнь – это тот самый случай, когда ангел человека не дремлет, а сам человек с упорством маньяка ищет свою Синюю Птицу, если говорить поэтически.

Но давайте вначале посмотрим на слово «алхимия». Откуда взялось это слово? Когда мы сидели за школьной партой, советские педагоги нам уныло вещали, что слово «химия» произошло от названия Матушки-лженауки – алхимии. Так ли это? Допустим. Ну а слово «химия» откуда взялось? С неба упало? Нет, не с неба. Слово «химия» произошло от названия страны, где магия была основой основ естествознания. Это – страна Хеми (или Кеми) – именно так назывался древний Египет. Мало кто знает, что магическая наука, рассказывающая о трансмутации элементов, вначале называлась «химией». Да, первоначальное название эзотерики, повествующей о тайнах материи, – химия! Египетское делание. О чем нынешний химик вряд ли догадывается. Но чтобы подчеркнуть божественное происхождение этой науки, в начало этого слова было добавлено аккадское имя Бога – Эль. (Эль, Элохим, Элоах – Могущественный – известный эпитет Всевышнего в Палестине.) Эл-Хеми – божественная египетская эзотерика, примерно так называлась алхимия в эпоху Клеопатры.

Действительно, если человек может трансформировать свою психику, сделать ее божественной, то почему нельзя трансформировать элементы, которые создал Бог? Почему бы вначале не преобразить то, что трансформировать намного легче, чем тупые человеческие мозги? А то, что это возможно, древние алхимики доказывали не словами, а делами.

Искусственного золота в начале новой эры было сделано предостаточно. И это искусственное золото однажды довело императора Диоклетиана до бешенства. Золото обесценивалось, его было слишком много для нормального функционирования экономики. Поэтому император издает особый указ: все алхимические рукописи – уничтожить. Все библиотеки средиземноморья обязаны выдать рукопись, подлежащую немедленному сожжению. В 296 году в огонь брошены все алхимические трактаты Александрийской библиотеки, являвшейся величайшей информационной сокровищницей того времени.

На некоторое время свирепое отношение властей притормаживает распространение алхимических папирусов, но в средние века бешеная погоня за искусственным золотом порождает новых героев. Но теперь есть один важный нюанс – золото делать крайне опасно! Ибо алчная церковь рыщет по всему миру, чтобы засунуть в свои алхимические подвалы удачливых мастеров, которым повезло в сфере Великого Делания. В такой тюрьме алхимик может провести всю свою жизнь, делая золото для римского Папы или придворной камарильи. Алхимия становится тайной не потому, что ее плод опасен, а потому, что жадность императоров и римской курии не знает предела.

Биография Николя Фламель

И все же алхимики дают о себе знать! Шило в мешке утаить трудно. Николя Фламель, доброй души человек, родился в бедной семье. Выучившись на писца, он, в отличие от своих собратьев по цеху, даже не мечтал быть знатоком великой науки. Не было знаний, умений и соответствующих навыков. Но судьба распорядилась иначе. Однажды Николя во сне увидал Ангела. «Посмотри на эту книгу, – сказал посланец Небес, протягивая к нему инкунабулу, – ты ничего поначалу в ней не поймешь. Но со временем тайны ее приоткроются». Через некоторое время Фламель увидит ее наяву: в 1357 году в его книжную лавку зайдет букинист, желающий продать старинную книгу. Николя никогда бы не купил этот трактат в толстом кожаном переплете, уж слишком книга была диковинной, непонятной, но знак, посланный свыше, он помнил отлично.

Значительно позже, когда тайны инкунабулы приоткроются, Николя Фламель заявит: «Писарь, приобретший ее, понятия не имел о подлинной цене этой книги, как, впрочем, и тот, кто ее продавал». То был трактат о Великом Делании, написанный неким Авраамом, священником-левитом, астрологом. Поначалу это будет сплошная «китайская грамота». Вычурные рисунки и комментарии порождают лишь каскад недоумений у него и Перренелль, его жены, горячо подержавшей поиски философского камня. Но Николя упрям: писец консультируется со всеми людьми, которые обладают хотя бы крупицами эзотерических знаний, даже совершает паломничество в Испанию, где живут великие знатоки Каббалы. Более 20 лет длится погоня за сокровенными знаниями, и вот долгожданный день настает: в 1382 году к нему приходит удача. Горожане удивлены: обыкновенный писарь приобретает 30 парижских домов и большие земельные участки. Деньги откуда?

Николя Фламель невероятно щедр: он жертвует солидные суммы красивому храму Сен-Жак-ла-Бушери, строит часовни и больницы, финансирует таланты в сфере искусства. Париж много видел великих людей, но такого щедрого мецената он видит впервые! Складывалось впечатление, что Николя просто сорил деньгами, без всякой выгоды для себя. О чем говорят голые факты, например, гостиница, построенная в 1407 году для бедных странствующих пилигримов.

Его любимая Перренелль умирает в 1402 году, на 16 лет раньше Фламеля. Неудивительно, ведь она на целых 20 лет старше своего мужа! А в 1418 погребают и Николу в крипте Сен-Жак-ла-Бушери.

Но вот с этого момента и начинается самое интересное. Начиная с XVII века, по Европе ползут странные слухи: Николя Фламель не умер! Алхимика видят в разных уголках света – то тут, то там. Эстафету легенд начинает некий Поль Люка, который встречает в Турции человека, хорошо знающего Фламеля. Этот путешественник жил в Индии, где и познакомился с алхимиком, его женой и сыном, рожденным на индийской земле. Его рассказ поражает воображение: философский камень не только сделал Фламеля богатым, он подарил ему и жене вечную молодость. Поэтому свои смерти Николя и Перренелль вынуждены инсценировать. Вначале супруги бегут в Швейцарию, а чуть позже наведываются в Индию, где и знакомится с ними случайный европейский путешественник. Это не противоречит фактам: могила Фламеля будет вскрыта через 2 века после его смерти, но она будет пуста. А в 1761 году странная пара неожиданно объявится в парижской опере.

Короче говоря, легенды не зря умножают славу достойного парижанина. Альтруизм Фламеля очень похож на благодеяния святых бессребреников, трудившихся ради Царствия Божия на земле. А это достойно всяческого уважения.

дом николя фламель